On His Wave. AWAKE Revue

On His Wave

by Evgeniy Petrushevskiy

Петр Тюшкевич — двухкратный чемпион мира по кайтсерфингу, заслуженный мастер спорта.

О гиперактивности в детстве, подводных камнях спортивной индустрии и о пути к победам в отрывках из интервью со спортсменом.

У меня с детства гиперактивность, маме даже приходилось меня привязывать — невозможно было контролировать.

Поэтому, конечно, родители с радостью отдавали меня на любой спорт. Но, в первую очередь, я тянулся за папой: когда он что-то начинал делать, я тоже хотел этим заниматься. Мне было пять лет, когда он встал на сноуборд, и я за ним следом. В детстве я нормально куролесил, все разбивал на своем пути, школу разносил. 

Зато на спорте так уставал, что не было сил гулять с друзьями. Но я оторвался в шестнадцать — беспредельничал. 

 А в восемнадцать уже выступал за Америку, и два года не пил ни капли, даже на Новый Год. Представляете, что со мной творилось в шестнадцать-семнадцать лет?

C самого начала мне предложили отправиться в Америку, и я уехал. У меня было два заграничных паспорта, и я постоянно делал визы, носился по консульствам. 

Тогда у меня был тренер Алексей Кашин, с которым мы, в прямом смысле, прожили вместе четыре года: он был и тренером, и менеджером, общался со спонсорами, вёл и проверял контракты, делал визы.

А потом мы начали искать профессионального спортивного менеджера в России. Это не так-то просто: в России сфера не развита и квалифицированных людей почти нет. 

У нас так — если ты спортсмен, значит у тебя дар божий и кайфуй себе, зачем зарабатывать. А в той же Америке это полноценная работа. Сидишь на зарплате, есть премиальные, льготы, тебе все оплачивают. В России все спортивные мероприятия таковы, что их бюджет попилен еще в самом начале, каждый заберет по кусочку и, в итоге, спортсмен катается за футболку. А мы тратим на это здоровье, практически все свое время, спорт — это постоянный труд. В общем, мы долго искали менеджера. За рубежом его не взять, потому что там не понимают принципа работы в России: как можно распилить бюджет, если он ещё не дошел до другого? 

Ко второму титулу я шел четыре года.

Вкладывал туда всю силу, энергию, здоровье, и, когда достигаешь цели, чувствуешь себя более чем реализованным. Хотя мне говорили: «Зачем ты едешь туда кататься, там люди с детства на доске и у тебя, из северного Петербурга, нет шансов что-то получить».

Но все возможно, если уделять этому все свое время. Другой вопрос, стоит ли это того? Потому что когда много достигаешь, много и теряешь. К примеру, я потратил много здоровья. 

К двадцати двум годам у меня уже было восемь-девять серьёзных операций, десять переломов и изношенность нервной системы приравнивалась к сорока годам. На соревнованиях может быть такой нервяк, что руки не держат телефон. Очень большая ответственность, когда ты поставил на кон все, за тебя болеет множество людей, переживают родители, летят финансы, смотрят спонсоры — это огромная плита, которая постоянно давит. 

Кто для чего идёт в спорт: кто-то чтобы денег зарабатывать, кто-то чтобы его на улице узнавали и по телевизору показывали. У нас много спортсменов, кто занимается спортом для того, чтобы стать знаменитым — не вижу в этом ничего плохого. 

Но лично я шёл к этой цели, чтобы себя реализовать. А всё другое — вытекающие последствия. Например, я ненавижу фотографироваться, но это нужно делать. Есть очень крутые спортсмены, но ничего с этого не зарабатывают. Они наотрез отказываются разговаривать с прессой: “Нам не надо, мы не любим”. 

Но нужно понимать, что 50% работы спортсмена составляет публичность. Нужно болтать, приходить на мероприятия, фотографироваться — это работа. Мне говорят: “Ты фоткаешься и кайфуешь”. А я думаю: “Вот точно не кайфую!”

Когда сам по себе катаешься — это круто. А если большой спорт, то постоянная борьба спонсоров и компаний. 

Я все четыре года сталкивался с тем, что меня не хотели брать на подиум из-за того, что я из России. Россия в развитии спорта никак не участвует, и никому не интересно, когда на элитном чемпионате выступает русский, чтобы об этом еще и писали. 

Через два года мне уже в лоб говорили: “Чувак, ты не будешь там стоять, потому что это реально не в наших интересах”. Спонсирует какая-нибудь компания Quicksilver спортсменов из Бразилии, Америки, Канады и говорит: “Нам нужно, чтобы вот эти ребята там стояли — это будет хорошо для картинки, спонсоров, маркетинга”. Это целая индустрия. 

Но я их мучил четыре года и достал! Была цель, и я не отступился, всё равно выиграл первое место и все написали, что я из России.

producer Julia Alexandrova
photography Evgeniy Petrushevskiy
style Irena Simonova
makeup & hair Nadezhda Shestakova
clothes provided by Stas Lopatkin Atelier & Anker
interview Kate Baranova
editor Julia Alexandrova